Малый и средний бизнес –
основа экономики России
и Амурской области.
тел.: (4162) 58-21-92
opora-amur@mail.ru
Главная / Новости / Почему новый закон освобождает ИП от онлайн касс. Мнение экспертов портала Profibeer

Почему новый закон освобождает ИП от онлайн касс. Мнение экспертов портала Profibeer

Почему новый закон освобождает ИП от онлайн-касс? – юридическое обоснование от портала Profibeer

Законопроект № 66697-7 подписан президентом и официально опубликован как Федеральный закон от 29.07.2017 № 278-ФЗ. На наш взгляд, новый закон подтверждает приоритетность закона о кассовой технике над 171-м законом, а значит предприниматели, продающие пиво, пивные напитки, сидр, пуаре и медовуху, получили отсрочку для внедрения онлайн-касс до 1 июля 2018 года. Пока официальных комментариев от федеральных органов власти по этой теме нет, мы решили подготовить свой анализ и обосновать нашу точку зрения.

Сравнительная характеристика изменений

Прошлая редакция
Розничная продажа алкогольной продукции и розничная продажа алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания осуществляются с применением контрольно-кассовой техники.

Новая редакция
Розничная продажа алкогольной продукции и розничная продажа алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания осуществляются с применением контрольно-кассовой техники в соответствии с законодательством Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники.

Обоснование «лексическое»

Прошлая редакция предполагала императивное (безусловное) исполнение хозяйствующим субъектом обязанности по применению контрольно-кассовой техники (ККТ) при осуществлении розничной продажи алкогольной продукции и розничной продажи алкогольной продукции при оказании услуг общественного питания.

Новая редакция буквально устанавливает необходимость руководствоваться нормами специального закона в регулировании отношений, связанных с применением ККТ в рассматриваемых случаях. Норма лишается качества императивности, приобретая отсылочный характер.

Обоснование «иерархическое»

Подразумевается приоритет специального закона над общим (в нашем случае – отраслевым) при регулировании отношений, регулируемых специальным законом.

Независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений.

Такую точку зрения, в частности, выразил Конституционный суд РФ в Постановлении от 29.06.2004 № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»:

«Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который, согласно части первой его статьи 1, устанавливает порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной непосредственно Конституцией Российской Федерации иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posterior derogat priori» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений».

Такой же логике следует и Определение Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 № 439-О «По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» /цитата/:

«Из сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в названном Постановлении правовой позиции следует, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими федеральными законами не является безусловным: он может быть ограничен как установленной Конституцией Российской Федерации (статья 76, часть 3) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений».

В нашем случае позиции, выраженные Конституционным судом, могут быть применены по аналогии, поскольку они касаются общего принципа иерархичности (приоритета) «равноценных» нормативных актов.

Сфера регулирования Федерального закона «О ККТ» – применение контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа, как следует из пункта 1 статьи 1 и самого наименования этого закона.

Сфера регулирования Федерального закона № 171-ФЗ – отношения, связанные с производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, и отношения, связанные с потреблением (распитием) алкогольной продукции (пункт 2 статьи 1).

Очевидно, что норма абзаца последнего пункта 10 статьи 16 ФЗ № 171-ФЗ относится к сфере отношений, регулируемых специальным федеральным законом о ККТ.

И, наконец, обоснование «от обратного»

Если допустить, что проектная редакция рассматриваемого законоположения не касается именно особенностей применения ККТ отдельными субъектами, то предложенные законопроектом изменения вообще теряют какой-либо смысл, кроме «масло масляное», поскольку вопросы применения ККТ априори, то есть без указания на это в тексте федерального закона № 171-ФЗ, регулируются специальным законом.

Получается, что если логика такова, то законодатель при внесении указанных изменений сработал вхолостую, выступив в незавидной роли Капитана Очевидность.

Вывод

Проектное изменение абзаца последнего пункта 10 статьи 16 Федерального закона № 171-ФЗ призвано устранить правовую неопределенность и преодолеть конкуренцию норм двух федеральных законов в пользу их специального регулирования Федеральным законом от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа» (в редакции от 03.07.2016).

Теперь остается дождаться разъяснений федеральных органов власти и правоприменительной практики. И даже если они не будут соответствовать нашей позиции, суд может встать на сторону предпринимателей.

Вопрос 1. Если наша позиция верна, можно ли ИП на ЕНВД вообще не устанавливать никакие кассы до 1 июля 2018 года?

Да, если они осуществляют только те виды деятельности, которые предусмотрены пунктом 2 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации.

Здесь необходимо дать некоторые пояснения.

Пункт 1 статьи 1.2 Федерального закона «О ККТ» в действующей редакции гласит: «Контрольно-кассовая техника применяется на территории Российской Федерации в обязательном порядке всеми организациями и индивидуальными предпринимателями при осуществлении ими расчетов, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом».

При этом пункт 7 статьи 7 Федерального закона от 03.07.2016 № 290-ФЗ, устанавливающий льготы для ИП и организаций на ЕНВД, сформулирован не в виде изменений в ФЗ «О ККТ», а в некоем аналоге «переходных положений», при этом он содержит отсылку к недействующему пункту 2.1 статьи 2 ФЗ «О ККТ».

Таким образом, формально ФЗ «О ККТ» в действующей редакции не предусматривает «льготных» случаев неприменения ККТ, установленных Федеральным законом от 03.07.2016 № 290-ФЗ.

Однако, отмененный пункт 2.1 статьи 2 ФЗ «О ККТ» фактически продолжает действовать в отношении ограниченного круга лиц – «льготников», что, на наш взгляд, можно трактовать как «случай, установленный настоящим Федеральным законом».

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 1 ФЗ «О ККТ», законодательство Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники состоит из настоящего Федерального закона и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов, к числу которых относится, в частности, и Федеральный закон от 03.07.2016 № 290-ФЗ.

Вопрос 2. Если наша позиция верна, на какие группы распространится эта отсрочка?

Первая группа – индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками, применяющими патентную систему налогообложения.

Вторая группа – организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, при осуществлении видов предпринимательской деятельности, установленных пунктом 2 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации.

НОРМАТИВНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОПРОСОВ 1) и 2):

· Пункт 7 статьи 7 Федерального закона от 03.07.2016 № 290-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

· Пункт 2.1 статьи 2 Федеральный закон от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» (в редакции от 08.03.2015, недействующей, а точнее – ограниченно действующей);

· Пункт 2 статьи 346.26 «Налогового кодекса Российской Федерации (часть вторая)» от 05.08.2000 № 117-ФЗ (в редакции от 03.04.2017, с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 01.07.2017).

03 Августа 2017