Малый и средний бизнес –
основа экономики России
и Амурской области.
тел.: (4162) 58-21-92
opora-amur@mail.ru
Главная / Новости / Председатель Амурского регионального отделения "ОПОРЫ РОССИИ" Борис Белобородов дал интервью амурскому изданию "Малый бизнес"

Председатель Амурского регионального отделения "ОПОРЫ РОССИИ" Борис Белобородов дал интервью амурскому изданию "Малый бизнес"

БОРИС БЕЛОБОРОДОВ: ПОКА В ОБЩЕСТВЕ СУЩЕСТВУЮТ ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ, МАЛО ЧТО ИЗМЕНИТСЯ К ЛУЧШЕМУ
Ссылка на материал

- Борис Леонидович, с начала экономического кризиса прошло 3 года. Как вы считаете, хоть что-то хорошее он дал, в частности амурскому бизнесу, кроме убытков?
- Это общеизвестный факт - когда национальная валюта обесценивается, становится выгодным экспорт. Поэтому тем, кто занимался экспортом, это здорово помогло. На самом деле у нас не так много того, что можно экспортировать: продукция сельского хозяйства, прежде всего соя, плюслес-кругляк. По сое - действительно, кризис очень здорово помог аграриям. А тем, кто занимался импортом, кризис помешал. Ну и всем остальным, кто ничем не занимается. Зарплата, вроде, не изменилась, а цены на товары начали расти.

- С какими проблемами предприниматели чаще всего обращаются к вам как к бизнес-эксперту?
- Это несколько проблем общего характера, они сейчас у всех одни и те же: резко возросшая фискальная нагрузка по налогам на имущество физических лиц и организаций, а именно по помещениям и строениям, используемым в коммерческой деятельности. И необходимость применения с 1 июля контрольно-кассовой техники, которая работает в режиме онлайн, а также административное давление на бизнес со стороны контрольно-надзорных органов.

Есть и проблемы частного характера. Повсякому бывает, например, с землей: люди взяли участок много лет назад, использовали его, а потом в муниципалитете им сказали, что договора нет, и развели руками.

Главная, на мой взгляд, проблема в том, что бизнес у людей не развивается. Не знаю, с чем это связано, с кризисом или с чем-то еще. Нет у людей четкой уверенности в завтрашнем дне, базы, от которой можно оттолкнуться и рвануть вперед. А направление всегда можно найти. Это зависит от конкретных людей, как они относятся к бизнесу - как к рутине или как к творчеству.

Новое у нас - это IT-технологии. Буквально месяц назад президент Путин проводил Совет по стратегическому развитию. Говорили про цифровую экономику. Если 20 лет назад все эти онлайн-дела казались странностью, то сейчас без этого нельзя. Все переходит в онлайн: торговля, образование, госуслуги.

- Чем «Опора России», может помочь предпринимателям?
- С 2006 года, с момента, когда был принят закон о поддержке малого и среднего предпринимательства, государство наконец-то заявило о своем отношении к этому бизнесу. Оно приняло хороший закон, где были обозначены основные принципы взаимодействия бизнеса и государства. Дух этого закона в том, что малый бизнес - мал, еще слаб, поэтому государство должно его поддерживать, ему помогать.

Что такое малый бизнес? Он там, где большому неудобно, где не развернуться, невыгодно. Малый бизнес - это создание чего-то нового, прием работников, выплата им зарплаты, уплата налогов в казну… Поэтому государство сказало, что будет поддерживать малый бизнес. Как оно это делает? Вот тут как раз много вопросов.

Одно дело заявить эти принципы, а другое - их реализовывать. С того времени сформировался ряд общественных объединений, которые представляют интересы предпринимателей. Одним из крупнейших объединений федерального уровня является «Опора России», представляющая малый и средний бизнес. Руководство нашей организации входит во все государственные советы, которые касаются вопросов экономики.

Почему так? Потому что государство хочет получать из регионов неискаженную реальную информацию. И одна из функций «Опоры России» - как раз доносить до власти информацию о реальном положении дел в предпринимательстве. А цель у нашей организации, как написано в Уставе, - содействовать созданию условий для развития предпринимательства в России, сделать жизнь предпринимателям лучше, решая разные задачи. Вторая функция - объединяющая: когда предприниматели собираются вместе и говорят, как и что надо сделать, государство прислушивается. Предпринимателям легче общаться с властью не когда 100 человек каждый отдельно придет и займет у какогонибудь чиновника по полчаса, что у того не останется времени на работу, а когда один, наделенный полномочиями, это делает от имени всех.

С 2013 года проводится оценка регулирующего воздействия действующих нормативно-правовых актов. Если на федеральном, региональном, а теперь и на муниципальном уровнях принимается какой-то закон, постановление, решение, то сначала проводится процедура оценки возможного влияния этого решения на условия ведения бизнеса. В ней участвуют общественные объединения, в том числе и «Опора России».

Зимой 2013-2014 гг. в Заксобрание Амурской области был внесен закон, который резко ужесточал условия торговли алкогольной продукцией. И именно наше Амурское отделение «Опоры России» заметило, что оценки регулирующего воздействия не провели. Правительство области месяц соображало, потом согласилось и отозвало законопроект. Провели оценку в течение 2 месяцев. Вынуждены были смягчить эти ограничения.

И другая сторона деятельности - это обмен информацией, «подтягивание» хороших примеров, удачных предпринимателей, обмен опытом. Мы проводим круглые столы, конференции и многое другое.

- Каким образом функционирует организация и как можно в нее вступить?
- Организация основана на членстве. Членом может быть любой человек, даже не предприниматель. Вступительный взнос, анкета и заявление. И вперед.
Государство (страна, область) может принять любой закон. За законами стоят конкретные люди, чьи-то интересы. К сожалению, не всегда принимаются решения, которые, на взгляд бизнеса, должны или могли бы быть приняты. Иногда они нелогичны, не обоснованы, замешаны на чистом популизме или продавлены «сверху». А нормальный экономический расчет, анализ и прогнозирование, к сожалению, не всегда присутствует. А общественные объединения созданы предпринимателями, они не созданы государством.

- Какого важного, на ваш взгляд, закона не хватает для бизнеса?
- Это иллюзия, что законом можно исправить человеческое отношение к делу. Никакой особый закон нам не поможет, пока у нас царят двойные стандарты - как во власти, так и в бизнесе, и среди простых граждан. Говорят, что малый бизнес поддерживают, а на самом деле почти ничего не делают, одни декларации. Или бизнес говорит, что отдает на налоги последнюю копейку, а сам в кубышке кое-что припрятал, хотя это можно отнести и к бережливости (смеется).

На каждый случай жизни законов не напасешься. Надо, чтобы люди, в том числе и предприниматели, поверили государству. Пока не будет восстановлено доверие к государству, утраченное в 90-х годах, никакого толку от законов не будет, предприниматели всегда будут готовы уйти в тень или просто прекратить вести бизнес.

Восстановить доверие предпринимателей можно будет тогда, когда государственные решения, в том числе на уровне региона, на уровне муниципалитета, будут приниматься не для имиджа, а иметь реальное обоснование и учет возможных последствий.

- Какие инициативы вы развиваете в данный момент?
- Для нас одним из приоритетных является вопрос снижения ставок взносов в фонды, исчисляемые с зарплаты наемных работников малого бизнеса. Мы считаем, что экономика должна быть честной, открытой. Надо вытаскивать зарплату из тени. Для этого надо снизить ставки взносов, но одновременно увеличить ответственность за правильность исчисления. До 2011 года малый бизнес не прятал зарплату своих работников. А сейчас прячет, потому что ставки взносов тогда были резко и непропорционально увеличены.

Есть у нас межведомственная комиссия по снижению неформальной занятости. Ей бы и заняться этим вопросом, но там в основном борются с невыплатами заработной платы на крупных предприятиях - а где здесь неформальная занятость? Управление занятости населения, отвечающее за работу этой комиссии, на наш оценочный взгляд, - один из самых неэффективно работающих госорганов в Амурской области. Направляемые нами предложения воспринимаются с неохотой, иногда нервно, ведь чиновники чувствуют себя неуютно, когда не могут ответить на вопросы.

Среди основных проблем -кадастровая стоимость объектов недвижимости, с которой исчисляется налог на имущество физических лиц и организаций. До этого такая же история была с земельным налогом. Сейчас - налог на имущество.

Президент Путин и премьер Медведев с 2014-го года говорили, что до 2018-го года фискальная нагрузка на бизнес повышаться не будет. А через год-два в Налоговый кодекс внесли изменения о том, что налоги на имущество физических лиц и организаций могут взиматься исходя из кадастровой стоимости. Амурская область попала в число первых 25 регионов, сейчас их уже 75. Максимальная налоговая ставка для коммерческой недвижимости - 2% от кадастровой стоимости объекта. Учитывая, что кадастровая стоимость в прошлом году возросла в разы (до 10 раз), то и суммы налога соответственно увеличились.

Все это уже решено, получается, руководство страны говорит одно, а жизнь идет по другому сценарию, и в силу вступают нормы, которые увеличивают фискальную нагрузку вопреки обещанию президента.

Налоговые ставки на имущество организаций областное Заксобрание обещает снизить с 2,2% до 1%, налоговые ставки на имущество физлиц могут быть снижены муниципалитетами. Можно было бы снизить и кадастровую стоимость, но областное правительство утвердило ее в полном соответствии с федеральным стандартом оценки. Хватит ли у него политической смелости изменить собственное решение, если все сделано по закону?

Правда, можно изменить и сам закон, в том числе, Налоговый кодекс, устанавливающий ставки налогов. Кто этим должен заниматься? Заксобрание области, губернатор, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации от Амурской области. Если они это не сделают, предприниматели будут думать: обещания руководства страны расходятся с делом.

Другая важная проблема - административное давление на предпринимателей в виде проверок со стороны контрольно-надзорных органов. В последние годы сделано немало для снижения этого давления. Например, прокуратура, без согласования которой проверку провести невозможно, последовательно работает над снижением плановых проверок, и их количество действительно уменьшается. Однако количество внеплановых проверок продолжает расти! Похоже, отдельным чиновникам некоторых ведомств трудно отказаться от привычки «кошмарить» бизнес. Зачастую наблюдается странное неравное отношение к мелким предпринимателям и крупным компаниям. Например, проверяющие из Россельхознадзора могут по формальным основаниям придраться к копеечной продукции, но внезапно «ослепнуть» и не видеть загрязнений государственных сельхозземель крупным предприятием. Только вмешательство губернатора помогает им так же внезапно «прозреть».

- Сегодня задача властей - привлечь на ДВ как можно больше людей, в том числе путем создания условий для ведения бизнеса, повышения инвестпривлекательности региона. Как этого добиться, если у нас только соя да полезные ископаемые?
- Все очень просто. Инвестиционная привлекательность - что это такое? Это когда здесь лучше, чем в других местах. У нас по Конституции действуют единые экономические условия. Поэтому чтобы где-то было лучше, нужно принимать соответствующие нормативные акты. Вот был принят ряд законов по Дальнему Востоку, включая законы о территориях опережающего развития, о свободном порте Владивосток. Когда это все было только в стадии обсуждения, мы говорили: распространите это на весь ДВ, сделайте везде одинаковые льготные условия, будет легче администрировать. Объективнее - условия жизни на ДВ суровее, чем в других местах, плюс расстояние больше, значит, больше затрат. Население реже - рынок сбыта меньше, как и норма прибыли.

Нужно помогать людям, сделать так, чтобы население было платежеспособным, увеличить его доходы. Как? Да просто доплачивать за то, что люди здесь живут. При каких-то условиях - например, после 5 лет жизни здесь. Если природные условия невозможно изменить, значит надо поддерживать людей деньгами.> Когда принимали закон о ТОРах, мы предлагали, чтобы он действовал на всей территории региона, но нам говорили: «Нет, что вы?!». А сейчас время показало, что мы правы. Вот сейчас обсуждают, чтобы режим свободного порта Владивостока можно было бы применить и в других муниципалитетах Дальнего Востока, например в Свободном.

Что касается привлечения людей… как их привлечь, не поднимая зарплату?! Хорошая идея была с дальневосточным гектаром. Но только 15% были получены недальневосточниками, остальные получили мы же сами. Никто сюда больше не едет. Едут единицы, отток населения высокий. Значит, принимаемые меры недостаточны.

Материал интервью
03 Августа 2017